Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Событийный календарь
Подписка на рассылку
Публикация экскурсионных материалов
Ассоциация АГП заранее выражает признательность всем гидам, готовым предоставить экскурсионные материалы для публикации в разделе "Для членов АГП".

Вместе с тем, решение о публикации и окончательный вид публикуемых материалов определяются руководством ассоциации.

Экскурсионные материалы

13.11.2018

РОССИЙСКИЕ ИМПЕРАТОРЫ И ОРУЖЕЙНАЯ ПАЛАТА В 1801 - 1917 ГОДАХ

В новый век и в новое царствование Оружейная палата вступила в ожидании перемен, которые так и не были осуществлены в предыдущем столетии. Древние архитектурные памятники Кремля обветшали, а ценности Оружейной палаты находились в нескольких зданиях.
Кремлю и всем его древностям требовались поистине отеческая забота и «хозяйская» рука человека инициативного, решительного и напористого.
Молодой император нашел такого заинтересованного и деятельного администратора в лице П.С. Валуева (1743-1814), действительного тайного советника, обер-церемониймейстера, сенатора, назначенного в 1801 г. руководить Экспедицией Кремлевского строения, которая ведала в тот период всеми ремонтными и строительными работами, вопросами использования находившихся в Кремле зданий и сооружений, а также дворцовым имуществом
1. В марте 1805 г. Оружейную палату присоединили к Экспедиции Кремлевского строения, а 27 мая того же года, уже изыскивая средства для строительства «приличных апартаментов» будущего музея, П.С. Валуев обратился к императору с предложением создать музей на базе разрозненных кремлевских хранилищ
2. При этом П.С. Валуев особо подчеркивал, что коллекции тесно связаны с историей правящего дома, среди них много дипломатических подарков - свидетелей международного престижа России, а также пожертвований россиян - вещей, [царями] за службу их предкам пожалованных
3. В письме Валуева в отношении Оружейной палаты впервые появляется термин «самодержавнейший музеум»

4.На основании предложений П.С. Валуева был подготовлен высочайший указ «О правилах управления и сохранения во всегдашней целости в Мастерской и Оружейной палате ценностей», подписанный Александром 110 марта 1806 г.

5 Их значимость трудно переоценить. Дата их утверждения и взята за точку отсчета «музейной истории» Оружейной палаты.

Портрет П.С. Валуева. Гравюра из кн.: Ровинский Д.А. Подробный словарь русских гравированных портретов. СПб., 1886.

«Правила» 1806 г. на четверть века не только определили основные направления деятельности музейного учреждения, но и заложили определенные традиции формирования собрания и порядок включения предметов в состав фондов музея, не изменявшиеся впоследствии. Для хранения отбирали лишь предметы, «достойные уважения или древностью, или искусством». Они включались в собрание по личному распоряжению императора.
Сразу же по принятии «Правил» 1806 г. приступили к созданию «исторического каталога». Первая его часть, увидевшая свет в 1807 г., была составлена заведующим Московским архивом Министерства иностранных дел А.Ф. Малиновским «для всеобщего сведения, дабы российские древности пребывавшие несколько веков в неизвестности явить перед целым светом»

6. Публикация каталога, осуществлялась на личные средства государя (кат. № 152).
К изучению коллекций, созданию описей и каталогов музея П.С. Валуев в качестве почетных членов, с разрешения императора, привлекал видных историков того времени: Н.М. Карамзина, А.Ф. Малиновского, удостоенного этого звания за создание каталога коронных ценностей; знатока древностей, коллекционера А.И. Мусина-Пушкина; историка и журналиста П.П. Свиньина; президента Российской академии художеств А.Н. Оленина. Они внесли большой вклад в комплектование коллекций, создание программы будущего музея, выраженной в его экспозиции и архитектуре музейного здания.
В 1808 г. по распоряжению Александра I членом Кабинета действительным статским советником В.Ю. Соймоновым была создана первая сводная опись, объединившая шесть тысяч шестьсот пятьдесят семь предметов.
П.С. Валуев стремился возбудить общественный резонанс вокруг сбора экспонатов для «самодержавнейшего музеума». Он добился разрешения императора опубликовать имена дарителей Оружейной палаты в сочинении А.Ф. Малиновского. Единственным дарителем, известным нам по каталогу А.Ф. Малиновского, стала Е.Р. Дашкова. Она преподнесла музею два стола «изумрудной матки».

7.Идеологи музея стремились сконцентрировать в «сокровищнице славы наших предков» свидетельства истории российской государственности, предметы, тесно связанные с правящей династией, воинские реликвии, трофеи и оружие.

8.По указанию императора Оружейная палата получала отдельные раритеты и целые коллекции из различных государственных и придворных учреждений: Синода, Министерства двора, Кабинета его императорского величества. В 1808 г. музей принял шлем и остатки кольчуги князя Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского (кат. № 124). В пополнение коллекции государственных регалий из Камерального отделения Кабинета в 1810 г. в музей передали остов короны Екатерины I (кат № 125),
а несколько позже знамя Грузинского царства (из комплекса регалий, пожалованных Павлом I грузинскому царю Георгию).
В 1810 г. в музей поступило крупное собрание императорского, в основном охотничьего оружия - Рюсткамера (кат. № 126-128). И наряду с этим, в 1816 г. медальоны с прядями волос первых царственных представителей династии Романовых (кат. № 141-146).
Высокий статус императорских коллекций требовал особого здания для их экспонирования. Его было решено разместить в Кремле у Троицких ворот в основании треугольника, стороны которого образовывали детища двух других российских императоров Петра Великого, построившего Арсенал, и Екатерины II - создательницы здания Сената. По проекту архитектора И.В. Еготова, место расположения здания и программа его декора на сюжеты русской истории были призваны подчеркнуть особое назначение здания музея, которому отводилась роль хранилища исторической памяти нации. «Российский музей сей, - писал по окончании строительства П.С. Валуев, - украшающий императорскую площадь, не уступает ни огромностью, ни высотою, ни великолепием Арсеналу, основанному Петром Великим, и Сенату»

9. А современники отмечали, что «Оружие и закон преграждают путь к святилищу славы наших предков», и расценивали здание Оружейной палаты как храм для отечественных древностей

10 (кат № 149).По смерти П.С. Валуева в 1814 г., эстафету руководства музеем принял крупный государственный деятель, сенатор, царедворец, меценат Н.Б. Юсупов, возглавлявший Экспедицию Кремлевского строения до 1831 г. Под его началом организуется работа музея, вырабатываются традиции приема посетителей, подготавливается путеводитель, организуется экспозиция, которую открыли в 1816 г.

11. Основная экспозиция музея была развернута на втором этаже, куда посетители поднимались по парадной лестнице (кат. № 148); на первом разместились архив и модель Кремлевского дворца 1773 г. архитектора В. И. Баженова.
Осмотр музея следовало начинать с дальнего зала за галереей с правой стороны. Ее открывал Коронный зал, где находился подлинник Соборного уложения 1649 г., символизировавший органичность самодержавной власти в России.

12. Этому памятнику как зримому воплощению соответствия монархического правления потребностям народа уделялось особое внимание.

13.Идея исконности самодержавной власти развивалась далее через показ наследственных регалий (Шапки Мономаха, предметов Большого наряда царя Михаила Федоровича). Особая презентация этого комплекса государственных реликвий выражала официальную теорию представления русских царей как политических и духовных преемников византийских императоров.
За показом регалий следовал экспозиционный комплекс «корон побежденных царств» (Шапка Казанская, Шапка Сибирская и другие), представлявшие историю расширения русского владычества. Далее внимание посетителей обращалось на мемориальные предметы, связанные с именами русских царей. Высокое положение России в мире отражал следующий зал с посольскими дарами, собранными в комплексы по персонам, которым они были присланы, а также по их принадлежности отдельным дарителям. Такое представление политической истории России через предметы, связанные с царями, служило утверждению образа государя - гаранта политической стабильности внутри страны и за ее пределами.
Оружейная часть музея (также два зала) еще более усиливала общую идейную линию, олицетворяя военное могущество государства. В начале этого раздела были представлены государственные регалии воинского характера - государственные щит, меч и знамя. Далее размещались все прочие знамена и образцы древнего вооружения. Специальный экспозиционный комплекс представлял полное вооружение различных народов (индийское, черкесское, грузинское. персидское, турецкое, европейское). Кроме того, особые тематические группы в экспозиции составляли трофеи отдельных сражений (например, Полтавской битвы 1709 г.).
Таким образом, Оружейная палата в первой четверти XIX в. стала первым национальным историческим публичным музеем. Ее экспозиция апеллировала к патриотическим чувствам россиян, утверждая каждым памятником мысль «о неизменной славе и могуществе... Отечества»


14.Интерес к созданному музею был огромен, в него приходили москвичи, отечественные и зарубежные путешественники.
Венец Сибирского царства - Шапка Алтабасная. Мастерские Московского Кремля, 1684; алтабас - Турция, XVII в., запоны - Константинополь, XVII в. Музеи Московского Кремля
На волне подъема патриотических настроений, после победы в войне 1812 года, люди шли в музей приобщиться к неотъемлемым от истории Отечества памятникам - символам духовной мощи, стойкости народа и военной славы предков. Сразу после открытия музея в нем побывал среди прочих посетителей и Н.М. Карамзин, отметивший свое посещение в «Записке о Московских достопамятностях» (1817), написанной для матери Александра I императрицы Марии Федоровны

15 (кат. № 121). В августе 1817 г., прибыв по случаю закладки храма Христа Спасителя в Москву, 17 числа Оружейную палату посетил Александр I. Н.Б. Юсупов продемонстрировал ему экспозицию и представил коллектив чиновников Оружейной палаты. Александр I выразил Н.Б. Юсупову «благоволение за соблюденный при распомещении вещей порядок»

16.Экспонаты Оружейной палаты в силу их особой значимости постоянно участвовали в церемониях коронаций и царских погребений. 3 февраля 1826 г. для встречи тела императора Александра I к Серпуховской заставе отправили все хранящиеся в музее царские венцы. От заставы их несли на подушках до Архангельского собора и разместили у гроба рядом с троном из слоновой кости. На гробе возлежал покров с пятьюдесятью шитыми золотом орлами, снятыми с императорских мантий, хранившихся в палате. Через три дня регалии сопровождали траурный кортеж до Тверской заставы, а 7 февраля были отправлены в Санкт-Петербург, где находились при погребении императора в Петропавловском соборе.
Восшествие на престол нового русского императора Николая I в 1826 г. было отмечено участием экспонатов в коронации и появлением первого в истории музея путеводителя, изданного для самой широкой аудитории, в том числе и для публики, которая ожидалась в Москве к коронационным торжествам.
В 1831 г. музей, вместе с московскими дворцовыми учреждениями, был подвергнут существенной реорганизации

17 с этого времени музеем руководил директор, назначаемый императором и уже не имевший былой самостоятельности

18. Согласно новым «Правилам» директор и его помощники должны были иметь если не специальное образование, то, по крайней мере, «осведомленность» в исторической науке. Они должны были «размещать вещи систематическим порядком, вести учет коллекций, а также делать объяснения желающим иметь подробные о вещах сведения»

19.Первым директором музея был назначен тайный советник, генерал-майор Ф.А. Ушаков, отставной во-енный, который служил в Оружейной палате с 1818 г.

20 Николай I уделял музею много внимания. В нем собирались инсигнии, исторические и военные реликвии, археологические памятники, способные представить торжественное и величавое зрелище «славы Российской». Оружейную палату, воспринимавшуюся как национальное древлехранилище, которое вобрало в себя сокровища, являвшиеся концентрированным выражением царской власти, идеологи включили в сферу государственного представительства, ввели ее в сакральный контекст ансамбля древних соборов

21. Как хранитель памяти нации, музей осуществлял связь времен, символизировал своими коллекциями неразрывный ход истории России. «В сих памятниках древности, - читаем в издании этого времени, - ум наблюдательный усматривает степень образованности предков наших в разные времена, вкус их и обычаи, сношения с другими народами»

22. Авторами XIX столетия подчеркивалась и особая роль императора, владетеля и распорядителя богатств сокровищницы нации в их сохранении и умножении .
По распоряжению императора в музей были переданы коронационный костюм императора Николая I, Мальтийская корона императора Павла I (кат. № 158), погребальные короны императриц Елизаветы Алексеевны и Марии Федоровны, последнюю использовали при погребении русских императриц на протяжении XIX столетия (кат. № 156, 157).
В 1831 г. по повелению Николая I в музей поступили уникальные предметы Рязанского клада, найденные в 1822 г. (кат. № 163-174). По мнению исследователей XIX - начала XX в., часть предметов (киевские великокняжеские бармы) была прислана из Византии, часть доделана в России в XIII столетии по образцу и подобию византийских

24. В экспозиции Оружейной палаты Рязанский клад занимал почетное место рядом с царскими тронами и Шапкой Мономаха


25.Большое внимание император уделял сбору военных реликвий и оружия. Им было положено начало коллекционированию предметов, связанных с героями освободительного похода 1612 г. - князем Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым (кат. № 161, 162)

26. В 1830 г. в музей поступили ружья, бердыши, кольчуги и другие предметы вооружения из Троице-Сергиевой лавры.
В 1834 г. в Оружейную палату было передано знамя Ермака Тимофеевича (кат. № 181). Его миссия победить сибирского хана Кучума, освободить земли и принести свет православной веры народам Сибири была признана священной еще в XVII столетии. Памятник, значимый сам по себе, составлял смысловой ансамбль с «короной царства Сибирского», хранив-шейся в Оружейной палате

27.В 1849 г. из Санкт-Петербургской кунсткамеры в музей поступает жезл Карла XII, составивший комплекс с трофеями Полтавской битвы


28 (кат. № 7-11).
В память о примерном поведении русской армии при оккупации Парижа в музей в 1835 г. был передан гарнитур оружия работы известнейшего европейского мастера, придворного французского оружейника Н.Н. Бутэ. Он был преподнесен графу Ф.В. Остен- Сакену в 1814 г., когда тот исполнял обязанности военного губернатора Парижа. В музее он экспонировался вместе с постановлением департамента сенского округа г. Парижа и дарственным письмом графа (кат. № 183-188).
На протяжении всего своего царствования Николай I активно боролся с внутренней и внешней революцией. В 1831-1834 гг. в музей по его распоряжению были переданы военные и культурные «трофеи», взятые при подавлении польского восстания и несколько позже венгерской революции 1849 г.

29 Особым вниманием при отборе для хранения в Оружейной палате пользовались личные вещи государей и членов их семей. Так, Николай I в апреле 1843 г. передал в Оружейную палату трость Петра I яблоневого дерева, подаренную ему ценовщиком (реставратором и оценщиком) Оружейной палаты Иваном Родионовым (кат. № 237). В 1843 и 1845 гг. у Суздальского Покровского монастыря - традиционного места пострига в инокини представительниц царской фамилии - были выкуплены женские украшения XVI-XVII вв. (кат. Ко 191-195).
В 1834 г. Оружейная палата получила коллекцию экипажей с Колымажного двора

30. Свидетели многих дворцовых церемоний, участники парадных выездов русских государей - кареты дополнили собрание произведений конского убранства Оружейной палаты.
По распоряжению императора в 1840-х гг. в Оружейную палату из дворцового ведомства передано огромное количество так называемых «верноподданнических подношений» - декоративных блюд с солонками, поднесенных дворянством и купечеством императорам к коронации, «августейшим визитам», тезоименитствам и служивших выражением любви народа к своему монарху. Хранившаяся в Серебряном зале Оружейной палаты эта небольшая коллекция включалась в комплекс дипломатических подарков правителей (и одновременно народов) разных стран

31.Новая опись собрания Оружейной палаты, составленная в 1835-1839 гг., в пяти томах зафиксировала восемь тысяч девятьсот пятьдесят четыре предмета

32.Патронаж императора способствовал накоплению в музее и археологических памятников

33. Из раскопок «древнего Сарая - столицы Золотой Орды», среди других единичных находок, поступила чаша черниговского князя Владимира Давыдовича (кат. № 179). В марте 1846 г. отставной гвардии поручик Александр Анненков передал в дар императору найденные «в земле в принадлежащем ему саду Киева, близ Десятинной церкви» киевскую гривну, золотые и серебряные украшения периода Киевской Руси


34 (кат. № 177,176).
В середине XIX в. Оружейная палата получила крупнейшие коллекции древностей П.Ф. Коробанова и М.П. Погодина. «Домашние музеи» этих коллекционеров были заметным явлением культурной и научной жизни Москвы.
Коллекцию П.Ф. Коробанова современники считали «...существенным дополнением к богатейшему собранию Оружейной палаты»


35. Она включала в себя иконы, большое количество серебряной посуды русской и западноевропейской работы, изделия из «натуралий» (слоновой кости, скорлупы кокосовых орехов и других подобных материалов), украшения и аксессуары русской, восточной и западноевропейской работы XVII-XVIII вв., часы, собрание медалей и монет, книги, эстампы, миниатюры (кат. № 196- 206). Всего восемьсот девяносто четыре единицы хранения


36.«Древлехранилище» же М.П. Погодина, влившееся в музейные собрания 19 декабря 1852 г., было известно не только в России, но и заграницей. Огромное собрание, в котором только монет и медалей насчитывалось около двух тысяч, включало культовые памятники, аксессуары, бытовые предметы XVI- XVII вв., драгоценные сосуды, куклы (кат. № 223, 224); археологические находки из курганов Средней России, Урала, Алтайского края; около восьмисот старопечатных книг; древнерусские грамоты и юридические акты, письма и бумаги российских государственных деятелей, всего пять тысяч. «Собрать теперь что-нибудь такое, - писала газета «Северная пчела», - или даже подобное, вновь решительно невозможно» .
В 1841 г. на базе императорского древлехранилища по повелению Николая I начинаются работы по изданию многотомника «Древности российского государства»
Портрет А.Ф. Велътмана. Литография из кн.: Велътман А.Ф. Странник. М., 1977. Ил. между с. 256-257

38 (кат. № 210). Три из пяти томов были посвящены Оружейной палате, автором текста к ним был помощник директора Оружейной палаты археолог, историк и романист А.Ф. Вельтман. Издание задумывалось как свод гравированных рисунков старинных памятников культуры, быта, архитектуры, произведений искусства, а также исторических и литературных сведении, извлеченных из летописей . К нему академик живописи Ф.Г. Солнцев, ученик А.Н. Оленина, путешествуя по России и работая в Оружейной палате, исполнил тысячу шестьсот сорок семь рисунков-иллюстраций (кат. № 154, 254).
В царствование императора Николая I Оружейную палату можно было осмотреть только в теплое время года, получив бесплатный билет по удостоверению личности, по сеансам в определенные дни и часы, о чем давали объявление в «Московских ведомостях». В это время в музее дежурили помощники директора для ответов на вопросы посетителей и придворнослужители (смотрители) для соблюдения порядка и противопожарной безопасности. Как отмечали современники, число желавших осмотреть музей иногда достигало пяти тысяч человек в день

40.В середине XIX в. в ходе строительства Большого Кремлевского дворца императором было принято решение объединить императорский музей с дворцовым комплексом, и возвести для него новое здание (кат. № 211). Сооружение здания было закончено к 1851 г. В нем музей располагается в наши дни.
При создании новой экспозиции Оружейной палаты основные музейные традиции были сохранены. Было сформировано девять тематических залов. На втором этаже разместились: Бронный, Оружейный, Трофейный, Коронный (или Тронный), Серебряный залы. На первом этаже - Модельный, Портретный, Бытовой (или Образная), Каретный залы. На нижнем этаже также по соображениям громоздкости были размещены: кареты, модели дворцов, пушки, старинные тронные кресла. Там же находились колы-бель императора Александра I, кровать императора Наполеона, кровать императора Петра Великого и не-которые другие предметы

41. Экспонаты также распо-лагались в вестибюле и на парадной лестнице, ведущей на второй этаж, с которого и предполагалось начало осмотра музея. Все эскизы и проекты экспозиционных решений в обязательном порядке утверждались лично императором Николаем I


42.Признанный в Европе знаток древностей Теофиль Готье, осмотревший Оружейную палату, воспринял ее как преддверие императорского дворца! «В новый дворец, - писал он, - вы входите по монументальной лестнице, оканчивающейся наверху великолепной решеткой из полированного металла. Вы тотчас оказываетесь под высоким сводом... залы, где стоят бессменные в своем карауле часовые. Четыре манекена  одетые с головы до пят в любопытнейшие древнеславянские доспехи. У этих воинов очень серьезный вид и они до того живо выглядят, что можно ошибиться и принять их за настоящих...»

43.Восшествие на российский престол императора Александра II ознаменовало появление нового государственного церемониала, проводимого во вновь сооруженном музейном здании. В августе 1856 г. в Коронном зале Оружейной палаты впервые произошла церемония освящения государственного знамени, созданного к коронации Александра II (кат. N° 219). По завершении торжеств в Оружейную палату были переданы коронационные костюмы и мантии императора и императрицы (кат. № 215).
Портрет АЛ. Талызина. Фотография, 1870-1880 гг. РТАДА
В правление императора Александра II, в 1860 г. выходит в свет новый каталог А.Ф. Вельтмана «Московская Оружейная палата», проиллюстрированный акварельными видами экспозиционных залов художника Оружейной палаты Д.М. Струкова


44 (кат. № 239, 240).
В 1860-1880-е гг. в Оружейной палате начались работы по осуществлению беспрецедентного по масштабу и значимости проекта подготовки научной описи Оружейной палаты. В этот период музеем руководили, начиная с 1852 по 1870 гг. А.Ф. Вельтман, с 1870 по 1879 гг. - российский историк С.М. Соловьев, с 1879 по 1886 гг. - А.А.Талызин. Основной объем работ в разные годы ложился на научных сотрудников -
помощников директора: М.Л. Боде, И.Н. Давыдова, Л.П. Яковлева, Г.Д. Филимонова и штатного художника Оружейной палаты Д.М. Струкова.
Первая часть описи «Царская образная и древний царский чин» была представлена Александру II и утверждена им в августе 1859 г. Вторую часть «Опись брони и знамен», составленную к концу 1862 г. Л.П. Яковлевым, Александр II распорядился издать в качестве дополнения к третьему отделению «Древностей Российского государства», на что выделили три тысячи триста тринадцать рублей серебром из средств Кабинета


45. В 1865 г. она вышла в свет в двух томах

46. Описания экспонатов по разрешению императора сопровождались фотографиями, выполненными лучшими фотографами Москвы И.Г. Волковым, Г.В. Труновым, М. М. Пановым, И.Ф. Барщевским и фотоателье «Шерер, Набгольц и Ко» (кат. № 238).
В годы правления Александра II музей продолжал сбор раритетов, военных реликвий и трофеев. Зачастую в собрание музея по распоряжению императора передавали целые коллекции: в результате обмена с Эрмитажем, Оружейная палата получила около пятидесяти предметов «русских древностей» из Галереи драгоценностей, Белого зала и Сервизной кладовой Зимнего дворца; вещи, связанные с эпохой Александра I, - из хранилищ Запасного двора в Кремле

47 семьдесят пять знамен - из Санкт-Петербургского и Московского арсеналов; из Артиллерийского музея Санкт-Петербурга поступили башмаки Александра I; парадная униформа императоров Петра III, Александра I, Николая I; супервест времени Елизаветы Петровны (кат. № 55); ключи от крепостей Килии, Бендер, Аккермана, Кубы, Еникополя, Перекопа, Ясс


48.В 1859 г. для создания музея «Палаты бояр Рома-новых» в Зарядье из Оружейной палаты по распоряжению императора было отобрано из основного собрания сто восемьдесят пять подлинных мемориальных вещей бояр рода Романовых, а также вещи времени Михаила Федоровича, ранее приобретенные для музея в составе частных коллекций. Александр II принимал участие в церемонии освящения начала ремонтно-реставрационных работ, осуществлял строгий контроль за ходом создания музея.

49Во второй половине XIX в. Оружейная палата, одна из первых среди российских музеев, начала активно
участвовать в международных и российских выставках. Всемирная парижская выставка 1867 г. стала первым опытом участия Оружейной палаты в крупном международном выставочном проекте. Политехническая выставка 1872 г. в Москве - аналогичным опытом участия в отечественных выставках. В ходе их подготовки были заложены основные принципы, ставшие позднее музейными нормами выставочной практики.
Критерием отбора памятников в Оружейной палате на Всемирную парижскую выставку 1867 г. являлось документально подтвержденное древнерусское происхождение вещей. Отправке из музея шестидесяти пяти произведений XII-XVII вв. предшествовало составление подробной описи с фиксированием внешнего вида каждого экспоната, указанием его номера в музейном инвентаре и страховой оценки. Музей провел также реставрационно-профилактические работы и заказал специальное упаковочное оборудование для транспортировки памятников.
Решение о предоставлении музейных предметов на выставки всегда принималось непосредственно императором, при этом ни разу замечания или возражения хранителей музея относительно отдельных памятников не были оставлены им без внимания. Россией практически сразу было принято решение отказаться от вывоза в Париж церковных святынь, снять копии с некоторых памятников и показать их на выставке. Одновременно были сделаны копии некоторых древнейших памятников Оружейной палаты. Вплоть до 1910 г. этот принципиальный отказ от вывоза раритетов за пределы государства строго соблюдался.
Обязанности по доставке памятников в Париж, а также вся экспозиционно-хранительская работа на выставке были возложены на сотрудника Оружейной палаты Г.Д.Филимонова «по уважению» его «специальных познаний по части древнего русского искусства»


50. В Париже он должен был «устроить» отдел, составить каталог и «пояснительные билеты», а также давать «объяснение русской археологии» для всех заинтересованных посетителей экспозиции

51. После закрытия выставки, продолжавшейся около полугода, Императорская французская комиссия вы-ставки 1867 г. отчеканила именные медали для участников отдела истории труда. В начале октября 1868 г. Оружейная палата получила такую бронзовую
- -шний вид павильона военного отдела Политехнической тавки 1872 г. со стороны Ивановской площади. Фотография, 1872. тоателье М.М. Панова. Музеи Московского Кремля
тлаль (кат. № 228)52, а чуть позже последовало разрешение императора на хранение ее в музее. Следующим крупным выставочным проектом масштабным участием Оружейной палаты стала Л сантехническая выставка в Москве в 1872 г. Экспо- иния юбилейного отдела, посвященного 200-летию кдения Петра Великого, была разработана дирек- т: ром Оружейной палаты, известным историком, гофессором Московского университета С.М. Соло-вьевым. Она стала одним из первых опытов пред- .7 явления музейного материала на выставках в виде л торико-бытового комплекса, вызывавшего эмоци- нально-чувственное восприятие материала посети-телями. Значительное число экспонатов (около двухсот) из собрания музея было представлено также в военном отделе выставки.
Поступление предметов в период правления им-ператоров Александра III и Николая II не так много-численны, как в предыдущие годы. По сложившейся традиции Оружейная палата получила комплект ко-ронационных костюмов императоров и императриц, аксессуары к ним, подушки для тронов (кат. № 247. 248), коронационные балдахины (кат. № 270), костюмы коронационных герольдов (кат. № 250-252). Ряд произведений был куплен монархами специально для музея.
Несмотря на свою художественную и историческую ценность, экспонаты Оружейной палаты продолжали использовать для оформления придворного церемониала. Так, во время торжественного обеда по случаю ко-ронации Александра III в Грановитой палате столы для приглашенных были сервированы исторической посу-дой из собрания музея. Напротив императора и импе-ратрицы были поставлены драгоценные солонки (кат.
* 253). На коронационном обеде государю подносили мед в стакане из собрания Оружейной палаты (кат.
* 255). Эту церемонию впоследствии повторили при коронации Николая II. А на одном из придворных ко-
тюмированных балов в эрмитажном театре Николай II появился в маскарадном костюме - «малом царском наряде», декорированном украшениями XVI-XVII вв. • 13 Оружейной палаты, в том числе жемчужными запястьями, принадлежавшими царю Федору Ивановичу. В качестве дополнения к костюму император исполь-зовал жезл царя Алексея Михайловича (кат. № 276).
К началу XX века в публичных изданиях указы-валось, что Оружейная палата «резко отделяется от всяких других музеев» и имеет характер «фамильного музея», принадлежащего исключительно царствующей династии Романовых

53. В соответствии с такой «концепцией» в построении ее экспозиции господствовала идея показа богатства правящего дома. В си-стематизации материала прослеживалась линия принадлежности ценностей государям, а также вы-делялись особо значимые для идеи государственной власти тематические группы (регалии, трофеи и тому подобные вещи). Вместе с тем, внутри этих крупных комплексов находили отражение и общенаучные принципы классификации памятников (хронология, выявление эволюции отдельных типов предметов, представление произведений знаменитых художест-венных центров).
Экспозиция музея выглядела следующим образом. В вестибюле Оружейной палаты была выставлена часть холодного оружия и брони XVI-XVIII вв., у лестницы в углу было помещено холщовое знамя Емельяна Пугачева. Лестницу на второй этаж украшали гобелены XVIII в. и арматуры из холодного оружия, знамен, щитов. У входа в залы размещались два детских доспеха XVII в.
Запястья. Принадлежали царю Федору Ивановичу, были использованы в маскарадном костюме императора Николая II. Москва, конец XVI в. Музеи Московского Кремля
Сначала посетители попадали в Бронный зал, где было представлено защитное вооружение XVI- XVIII вв., часть холодного оружия и группы ружейных стволов. В этом зале располагалось пять манекенов пеших и конных воинов, причем часть одеяния фигуры русского воеводы XVII в. была составлена из предметов, принадлежавших царю Алексею Михай-ловичу. Следующий зал - Оружейный - представлял богатое собрание огнестрельного и холодного оружия XV-XVIII вв., а также охотничьи принадлежности и знамена. Кроме арматур, на стенах были размещены мраморные медальоны великих князей, созданные Ф.И. Шубиным в XVIII в. (кат. № 209), и живописные портреты царей. Трофейный зал объединил
четыре комплекса предметов, размещенных по углам: трофеи Полтавской битвы 1709 г., Венгерской кампа-нии 1848 г., знамена Польского легиона 1812 г., входившего в состав армии Наполеона I, и польские же знамена, дарованные Николаем I войскам и отобранные им же после восстания 1831 г. В центре зала были помещены государственные знамя, меч (кат. № 53) и щит. У входа в Коронный зал находились государственные знамена императоров Александра II и Александра III. Вдоль стен стояли тронные кресла из Московских дворцов. В витринах также были представлены различные бытовые предметы X-XI и XVII-XVIII вв.
В Коронном зале располагались царские венцы и короны, коронационные одеяния XVII-XIX вв.,
древние регалии (бармы, скипетры, державы), троны, царские и патриаршие панагии и кресты. Осмотр коронных ценностей как «фамильных» сокровищ правящего дома в начале XX в. стал доступен лишь избранным. В обычные дни он был закрыт для обо-зрения, знакомство с ним было возможно лишь через ажурные решетки дверей54.
Серебряный зал представлял богатейшее в мире собрание серебряных и золоченых сосудов XVI- XVIII вв. работы русских и иностранных мастеров. Предметы были расставлены по клеймам городов в отдельные витрины. Здесь же размещалось собрание предметов из стекла, янтаря и натуралий.
На первом этаже осмотр экспозиции начинался с Модельного зала. В начале XX в. модели Баженовского дворца уже были переданы в Политехнический музей, но оставались модели дворца в Коломенском и московского Малого театра. Здесь же были выставлены личные вещи Петра I, Александра I, Наполеона I, царская светская одежда и, как ни странно, коронационное платье Екатерины II, а также коллекция фарфора XIX в. и витрины с попонами и чепраками XVII в. Следующий Портретный зал украшала коллекция портретов и бюстов, перевезенная в 1833-1834 гг. из Варшавы. В центре размещались драгоценные седла XVII в., конское убранство и некоторые другие предметы. Расположенный в стороне (под Коронным) Бытовой зал с коллекциями персидских ковров и светской одежды XVII-XIX вв. был также закрыт для осмотра посетителями в 1914 г. Последний зал - Каретный - знакомил с парадными экипажами и конским убранством.
Несмотря на практически равнодушное отношение императоров Александра III и Николая II к делам музея, активная позиция его хранителей приводила к тому, что музейная деятельность в Оружейной палате не замирала. Ее хранители В.К. Трутовский и Ю.В. Арсе-ньев, авторы многочисленных трудов, посвященных коллекциям Оружейной палаты, сотрудничали с рос-сийскими и иностранными музеями, состояли членами многих российских научных обществ55.
В конце XIX в., как отмечают современники, «на-плыв публики с каждым годом увеличивается, так что прошлым летом (1896 г. - А.н.) число посетителей в Оружейной палате доходило до двух тысяч человек в день»56. Перед Первой мировой войной в 1913 г.,
как свидетельствуют «Ведомости о числе посетителей Оружейной палаты», музей осмотрело восемьдесят три тысячи шестьсот шестнадцать человек. Это были представители самых различных сословий, в том числе и коронованные особы57. Оружейная палата широко открыла двери для юношества. В ее залах часто можно было видеть группы юных кадетов - будущей военной элиты, призванной защищать государственную власть. Уже с 1845 г. знакомство с Оружейной палатой по особому распоряжению руководства военно-учебными заведениями России стало неотъемлемой частью воспитательной программы08. С 1849 г. для обслуживания таких экскурсионных групп были введены дополнительные часы (с 9 до 12), когда музей был закрыт для других посетителей09. Начиная с февраля 1894 г. музей дополнительно работал по воскресеньям с 12 до 14 часов для учащихся московских учебных заведений. В 1899 г. по инициативе Комиссии по организации образовательных экскурсий при Педагогическом обществе Московского университета в залах музея с 11 до 13 часов по четвергам, в день, «когда музей был открыт хтя работы хранителей и исследователей, но закрыт хтя публики»60, проводились особые занятия для школьников. Наряду со «сведущими членами самой комиссии», их вели хранители Оружейной палаты. С архивом и экспонатами музея продолжали работать исследователи. С развитием интереса к русской истории все чаще обращаются к экспонатам Оружей-ной палаты отечественные художники, скульпторы. В конце XIX - начале XX в. экспонаты музея исполь-зуются для создания масштабных произведений на историческую тему, а также портретов русских госу-дарей. Скульптор М.М. Антокольский в скульптурном портрете Ивана Грозного 1870 г. (мраморный оригинал ее хранится сегодня в Третьяковской галерее. а бронзовая копия находится в Русском музее) точно воспроизвел облицованное пластинами слоновой кости тронное кресло XVI в. работы западноевропейских мастеров, принадлежавшее Ивану IV.
В.И. Суриков на картине «Утро стрелецкой казни» (1881) изобразил колымагу XVII в. русской работы из собрания Оружейной палаты.
В 1893 г. академик А.М. Опекушин получил коронационный костюм Александра II - генеральский мундир, золотые эполеты, золотой аксельбант, сереб-ряный шарф-кушак, каску с султаном, сапоги, а также звезды орденов Святого Андрея Первозванного и Святого Владимира I степени для создания парадного портрета императора. В 1900 г. по поручению М.М. Антокольского для создания парадного скульптурного портрета Александра III по заказу Музея Александра III были сделаны фотографии трона русской работы, облицованного золотыми пластинами, принадлежавшего царю Михаилу Федоровичу, а также коронационной мантии Александра III. Обращались к предметам из собрания Оружейной палаты мастера ювелирной фирмы К. Фаберже. Об этом свидетельствует точная копия государственного щита, который ювелиры поместили в основании импе-раторского пасхального яйца, созданного в 1913 г. к 300-летию дома Романовых. Регулярно в залах Оружейной палаты работали студенты Строгановского промышленного училища, они зарисовывали экспонаты, оттачивая свое мастерство


61.За XIX столетие Оружейная палата прошла путь становления. Императорское древлехранилище не стояло в стороне от процессов, происходивших в рос-сийской науке и музейном деле. Однако на протяжении всей своей истории музей выполнял особое предназначение, продиктованное составом его кол-лекций. Мощным крещендо на фоне уникальной художественной ценности его экспонатов выступала их значимость как символов императорской власти, а самого музея в целом как хранилища императорских инсигний, реликвий, трофеев, включенных в сферу официального государственного представительства, входящего равноправной частью в уникальный ансамбль Большого Кремлевского дворца с его пантеоном российской славы - орденскими залами.

Количество показов: 200

Возврат к списку


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 


<img src="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" __bxsrc="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" border="0" __bxtagname="php" __bxcontainer="{'code': '<?$APPLICATION->ShowTitle()?>'}" /> <img src="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" __bxsrc="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" border="0" __bxtagname="php" __bxcontainer="{'code': '<?$APPLICATION->ShowTitle()?>'}" /> <img src="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" __bxsrc="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" border="0" __bxtagname="php" __bxcontainer="{'code': '<?$APPLICATION->ShowTitle()?>'}" /> Раздел для членов АГП