Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Событийный календарь
Подписка на рассылку
Публикация экскурсионных материалов
Ассоциация АГП заранее выражает признательность всем гидам, готовым предоставить экскурсионные материалы для публикации в разделе "Для членов АГП".

Вместе с тем, решение о публикации и окончательный вид публикуемых материалов определяются руководством ассоциации.

Экскурсионные материалы

10.02.2020

ПАЛАТЫ БОЯР РОМАНОВЫХ. Материал от методического кабинета

   Палаты бояр Романовых, филиал Исторического музея, расположены в трехэтажном здании, представляющем собой редкий образец гражданского зодчества средневековой Руси.   Палаты были построены в конце 15 века, а в середине 16 столетия они вошли в состав старинной городской усадьбы боярина Никиты Романовича Юрьева. В плане Москвы 1613 г. указано: «Двор Никиты Романова, который был дедом ныне царствующего государя Михаила Федоровича».
   Сегодня от постройки 15-16 вв. сохранились только подвалы и часть подклета.
   История усадьбы и палат неразрывно связана с судьбами ее владельцев – бояр Романовых, происходивших из старинной, очень влиятельной и родовитой московской боярской фамилии Кошкиных-Захарьиных-Юрьевых. В ранних родословных книгах 16-17 вв. упоминается первый из известных предков Романовых – Андрей Иванович Кобыла, боярин великого князя, живший в 14 в.
   В 15-16 вв. от отцов к сыновьям нередко передавались прозвища, позже ставшие фамилиями. Потомки Захарьиных не имели прозвищ, у них была трехчастная форма имени (собственное имя-имена отца и деда): Роман Юрьевич Захарьин, Никита Романович Юрьев, Федор Никитич Романов.
   Первым владельцем усадьбы на Варварке был Никита Романович Юрьев (брат первой жены Ивана Грозного Анастасии, воевода), усадьбу он получил как приданое своей жены Варвары Ховриной. Она родила сына Федора. Овдовев, Никита Романович женился вторично (на княжне Евдокии Горбатой-Шуйской). От этого брака родилось 12 детей, из них шестеро сыновей.
   Братья жили дружно. Все слыли красавцами, но первым среди них был Федор Никитич. Это был привлекательный, энергичный мужчина, отличавшийся внешним изяществом – образец для московских щеголей, ловкий наездник и охотник.
   Федор Никитич был женат на Ксении Ивановне Шестовой, родившей ему шестерых детей, из которых выжили лишь дочь Татьяна и сын Михаил – будущий первый царь из рода Романовых, родившийся в 1596 г., по всей вероятности, в усадьбе на Варварке.
   В конце 1600 г. Романовых постригла страшная беда: их обвинили в притязаниях на престол и попытке отравить царя Бориса Годунова. Братья были арестованы и сосланы. В монастыре по Архангельском Федор Никитич стал иноком Филаретом, а его жена, сосланная в Заонежский монастырь, приняла постриг под именем Марфы. Михаила, разлученного с родителями, вместе с теткой отправили на Белоозеро. Владения Романовых отписали на государя. Двор на Варварке, надолго оставшийся без хозяев, опустел.
   Ко времени Лжедмитрия I в живых остались только Иван и Филарет, которого по прибытии в Москву возвели в сан митрополита Ростовского и Ярославского. Однако с октября 1608 по май 1610 г. Филарет находился в плену у Лжедмитрия II в Тушине. После освобождения во главе Великого Посольства он отправился на переговоры к польскому королю Сигизмунду под Смоленск, где его вновь пленили.
   Марфа с сыном жили в Москве. Поляки пристально следили за ними. Содержали их, скорее всего, на Варварке, в родовой усадьбе, а во время осады Москвы войсками Д.М. Пожарского – в Кремле. 26 октября 1612 г. поляки сдались. Из Кремля первыми вышли князья Ф.И. Мстиславский и И.М. Воротынский, боярин И.Н. Романов и Марфа с сыном.
   Из разоренной войной Москвы Михаил с матерью отправились в свои костромские вотчины, а затем в Ипатьевский монастырь. Здесь их застало Великое Посольство с сообщением об избрании 16-летнего Михаила Романова царем 2 мая 1613 г. он взошел на престол.
   В 1619 г. Филарет вернулся на родину и был провозглашен патриархом.
   Михаил Федорович поселился в царском дворце в Кремле, а родовая усадьба на Варварке стала называться «старым государевым двором» Его мать, старица Марфа Ивановна, жила в Вознесенском монастыре в Кремле, где и скончалась в январе 1631 г. Видимо, ее смерть побудила царя и патриарха Филарета основать Знаменский монастырь и передать ему земли, занятые родовой усадьбой.
   Монастырь неоднократно ремонтировал старинную романовскую усадьбу, некоторые постройки перестраивали, а обветшавшие здания разбирали, в результате чего уцелели только Палаты, выходившие на Варварку.
   В результате пожаров, многочисленных перестроек и войны 1812 г. Палаты стали ветхими. В 1821 г. их даже предполагалось снести, но по распоряжению Московского архиепископа Филарета здание отремонтировали без изменения внешнего вида.
   В 1856 г. Александр II принял решение о восстановлении Палат в первоначальном виде и основании в них музея «Дом бояр Романовых».
   Царь обратился к митрополиту Московскому и Коломенскому Филарету с просьбой выкупить Палаты у Знаменского монастыря.
   В 1857 г. по высочайшему повелению монастырю было пожаловано 20 тыс. рублей. Палаты со служительским корпусом передали Московской Дворцовой конторе с поручением возобновить их «в древнем стиле».
   Основное внимание реставраторы направили на натурное исследование памятника Оно проводилось под руководством Ф.Ф. Рихтера – академика архитектуры, архитектора Большого Кремлевского дворца. За проведение ремонтно-восстановительных работ в «Доме бояр Романовых» Рихтер был удостоен ордена Св. Владимира III cтепени. Император лично контролировал все работы, во время торжественной закладки поместил памятные монеты в специальное место в восточной стене.
Кирпич для восстановления утраченных стен и сводов имел те же размеры, что и древний, а чтобы старая кладка отличалась от новой, каждый 10-й кирпич пометили клеймом «1856» - датой основания музея. Эти кирпичи и сегодня можно видеть в подвальной кладке Палат.
   По проекту Рихтера были построены балкон на восточном фасаде, парадная лестница южного фасада и верхний этаж – деревянный терем. Русские люди любили жить в деревянных покоях.
   При разборке старых стен и сводов обнаружилось, что все они гладкие, без  украшений. Поэтому Рихтер предложил проект росписи свода крестовой палаты и сеней, выдержанный в стиле древнерусской архитектуры.
   В отделке стен применялся разнообразный материал, в частности, кожаные обои (голландские 17 в., а недостающее количество закупили в Петербурге у продавца древностей). Сегодня эти обои украшают стены кабинета боярина.
   В результате кропотливой работы были восстановлены интерьеры богатого боярского дома 17 столетия, что в полной мере отвечало идее будущего музея. Не менее трудным делом оказалось и создание экспозиции, в которой надлежало представить подлинные предметы быта 16-17 вв. и личные вещи Романовых.
   185 предметов, составивших основу будущего собрания, поступили из Оружейной палаты: серебряные и резные деревянные кресты, иконы, личные вещи патриарха Филарета, инокини Марфы Ивановны и царя Михаила Федоровича.
   Торжественное открытие музея состоялось 22 августа 1859 г. Обозревать музей дозволялось 2 дня в неделю с 11 до 13 час. Сохранился бесплатный билет на 2 лица, который выдавался в Дворцовой конторе Кремля.
   Сначала музей посещали представители высших сословий, а затем, с появлением образовательных экскурсий, стали пускать гимназистов, учеников реальных училищ, кадетов, слушателей духовных семинарий.
   Ремонтно-реставрационные работы проводились в Палатах примерно раз в 10 лет, но наиболее масштабными они были в 1913 г., к празднованию 300-летия Дома Романовых.
   25 мая 1913 г. Знаменский монастырь и музей «Дом бояр Романовых» посетил император Николай с семьей.
   После революции 1917 г. музей передали в ведение Оружейной палаты, а в 1923 г. переименовали в «Дом боярина 17 века» и открыли новую экспозицию, которая располагалась только на 1-м этаже.
   В 1932 г. «Музей боярского быта» стал филиалом Исторического музея.
   В годы Великой Отечественной войны музей прекратил свое существование, фонды передали в ГИМ, а Палаты заняли различные организации. Только в 1951 г. здание было возвращено Историческому музею.
   Для решения вопросов, связанных с восстановлением Палат, была создана специальная комиссия. Кроме научных сотрудников ГИМ, в нее вошли ведущие реставраторы – П.Д. Барановский, Н.Н. Померанцев, А.Д. Корин, а также представители Совета по охране памятников истории и архитектуры, который возглавлял академик архитектуры Д.П. Суховэ.
Мнения членов комиссии разошлись. К сожаление, большинство сочло, что надо отказаться «от жалких остатков реставрации прошлого века». Были уничтожены все печи, сделанные Рихтером, забелен свод с росписью в трапезной, со стен и потолка терема сняты деревянная обшивка и резьба. Открывшаяся в 1964 г. экспозиция лишь частично представляла боярский быт 17 столетия. Целостность палат как жилой постройки 17 в. нарушилась, исчезли стройность и логичность экспозиции.
   В 1984 г. музей закрыли на реставрацию, в ходе которой было проведено комплексное исследование памятника, открыты его древнейшие части, не обнаруженные в свое время Рихтером, воссозданы интерьеры 17 в. и терем – деревянная надстройка, реконструированная в середине 19 в. В 1991 г. музей вновь открылся для посетителей.
   Несмотря на разновременность построек, Палаты и поныне не утратили своей значимости как памятник русской гражданской архитектуры 15-17 вв.  Палаты устроены по типу русской избы, состоящей из клети и подклета (жилого и подсобного помещений). Как и большинство русских домов того времени, они построены «глаголем», т.е 2 здания поставлены под углом одно к другому.
   Не противоречит традиции и деревянный терем – каменные палаты были обычно не выше двух этажей.
   Фасады Палат украшают полуколонны на углах, оконные наличники. На верхнем, жилом этаже наличники имеют более сложный профиль, чем на нижнем, подсобном.
   Внутри здания – небольшие комнаты с невысокими сводами, окна со слюдяными оконницами, печуры, узкие переходы и потайные лестницы. Убранство Палат позволяет представить боярский быт 2-й половины 17 в.
   В основе домашнего уклада лежал «Домострой» - свод житейских устоев и направлений, содержавший указания по устройству семейной и хозяйственной жизни. В соответствии с правилами того времени, Палаты условно разделены на мужскую и женскую половины.
    Самая большая комната на мужской половине – ТРАПЕЗНАЯ, где устраивали пиры и принимали гостей. В ее обстановке сохранены черты старинного русского убранства. В «красном» углу накрыт стол (порядок мест для гостей соблюдался согласно обычаю «местничества» - распределения служебных должностей по признаку родовитости: наиболее знатные гости садились около хозяина или напротив него), вдоль стен и около стола стоят лавки, крытые сукном и бархатом. У стены – поставец в виде горки с уступами, с золотой и серебряной посудой, а также часами немецкой работы, которые только начали входить в русский обиход.
   Наряду с традиционными предметами быта, в трапезной представлены вещи иностранного производства, свидетельствующие о развитии торговых и культурных связей России с Востоком и Западом: полавочники из турецкого бархата, немецкое паникадило, гравюры, портрет первого градоначальника Москвы боярина Т.Н. Стрешнева (новшество, проникшее лишь в узкий круг знати), кресла, шкаф со слюдяными створками – редкость в русском доме 17 в.
   Это сочетание традиционного, исконно русского, с «заморским», новым, еще не освоенным и чуждым, отличало быт знати допетровской эпохи.
   Рядом с трапезной расположен КАБИНЕТ БОЯРИНА. Под иконой – рабочий стол с письменными принадлежностями, два кресла, лавки; на стене – портрет русского дипломата 17 в. думного дъяка И.Т. Грамотина; у входной двери – печь из зеленых поливным изразцов с рельефными изображениями исторических и сказочных сюжетов, бытовых сцен: «Александр Македонский», «Соловей-разбойник», «Кулачный бой» и др. Из кабинета боярин давал распоряжения о сборе оброка с крестьян, доставке продуктов в Москву и продаже излишков, наблюдал за работами во дворе.
   Из кабинета дверь ведет в БИБЛИОТЕКУ, служившую для дневного отдыха. На Руси книги были большой ценностью, недаром в имущественных описях 17 в. они упоминались сразу после икон. В библиотеке представлены самые разнообразные книги на русском, латинском и польском языках. Это и канты духовные, и Лечебник, и Пасхалия Зрячая. Рукописная книга «Сказание о царице и львице» является русской версией широко известного в европейской средневековой литературе сюжета о римском цесаре Оттоне и его жене Алунде, оклеветанной и изгнанной из дома. Рисунки в книге выполнены русским художником, который изобразил не иноземных героев, а русский быт и реалии 17 столетия.
    Одно из помещений на мужской половине оформлено как КОМНАТА СТАРШЕГО СЫНА. По традиции пятилетних мальчиков забирали от матери и переводили на мужскую половину дома, где для занятий была отведена отдельная комната. Учебники, географическая карта, астролябия, компас с часами, подзорная труба свидетельствуют о распространении в России научных знаний.
   В ТЕРЕМЕ, на женской половине, воссозданы СЕНИ, КОМНАТА БОЯРЫНИ и СВЕТЛИЦА. В боярских домах сени служили и как «спальные чуланы», и как места хранения необходимых в повседневной жизни вещей. В витрине представлены: книга «Домострой», богатая женская одежда 17 в. – телогрея, девичья повязка и украшения.
   Из сеней – вход в КОМНАТУ БОЯРЫНИ. Ее обстановку составляют лавки, сундуки, ларец для тканей, шкаф-поставец, аналой, кресло, стол, стул (в обиходе стулья появились только в конце 17 в.).
   Размещение женской комнаты за сенями, в изолированной части дома, отражает положение, занимаемое женщинами высших сословий в семье и обществе. Полная материальная зависимость от отца или мужа лишала их даже той относительной свободы, которой пользовались крестьянки или жены ремесленников. Почти весь день боярыня проводила на своей половине, руководя через слуг домашним хозяйством: организацией хранения продуктов, приготовлением пищи, обучением прислуги и контролем за ней, воспитанием детей. Из дома она выезжала очень редко, лишь ради посещения церкви или родных.
   Женщины этого круга, как правило, были грамотными, их обучали монахини. Боярыни читали не только духовные, но и светские книги. Единственным доступным занятием для ни х были шитье и вышивание. Рукоделием обычно занимались в СВЕТЛИЦЕ – специальной комнате с окнами на три стороны. Здесь можно увидеть прялки, самопрялки, ткацкий стан, ларец для драгоценностей, пяльцы с вышивкой. В витринах представлены образцы художественного шитья 17 века.
   Из подклета внутренняя лестница ведет в подвалы, датируемые концом 15-началом 16 в. Во время последней реставрации в этой части здания был обнаружен заложенный дверной проем 16 в. Раньше, как и полагалось, здесь находился второй вход в подвалы, со стороны двора. Сегодня от двери остался узкий проем в стене.
   В подвалах хранилось самое ценное имущество: сундуки-денежники, сундуки с тканями и одеждой, железные светцы, посуда и другие предметы быта. Холодное оружие, кольчуги, огнестрельное оружие западноевропейского образца, конский убор и седло напоминают о воинской службе боярина, который был обязан являться на войну «людно, конно и оружно».
   Представленные в Палатах шедевры прикладного искусства – изразцовые печи, серебряная посуда, лицевое шитье, женские украшения, сундуки, мебель и т.д. – не только свидетельствуют о мастерстве их исполнителей, но и передают своеобразие быта московского боярства 17 века.
   Археологические памятники, обнаруженные во время раскопок, рассказывают о Москве и Зарядье 12-16 веков. Самые древние из них – фрагменты стеклянных браслетов, датированные 12 веком временем заселения этого района. Были найдены также остатки различных построек и некрополь 15-16 вв. Наибольший интерес вызвала находка печи-поварни 16 в., обнаруженной в центре двора, на глубине около трех метров. Подобные кирпичные печи небольших размеров найдены в последние годы в Москве на территории хозяйственных дворов 16-17 веков. Дворовые кухни-поварни являлись неотъемлемым элементом боярской усадьбы, а их количество зависело от численности дворни.
   На территории музея есть памятник, связанный со Знаменским монастырем. Это каменное надгробие, на котором выбит текст: «Сего 1697 месяца апреля в 12 день представился раб Божий посольского приказа дьяк Василий Иванович Бобинин». Плита чудом сохранилась от монастырского кладбища.
   Палаты в Зарядье – дом-музей, хранящий живую историю патриархального допетровского быта. Каждый, кто переступает его порог, может не только увидеть «застывшую старину», но и непосредственно к ней прикоснуться.
  
Использованы материалы издания ГИМ «Палаты бояр Романовых», автор текста Г.К. Щуцкая

Количество показов: 3109

Возврат к списку


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 


<img src="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" __bxsrc="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" border="0" __bxtagname="php" __bxcontainer="{'code': '<?$APPLICATION->ShowTitle()?>'}" /> <img src="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" __bxsrc="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" border="0" __bxtagname="php" __bxcontainer="{'code': '<?$APPLICATION->ShowTitle()?>'}" /> <img src="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" __bxsrc="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" border="0" __bxtagname="php" __bxcontainer="{'code': '<?$APPLICATION->ShowTitle()?>'}" /> Раздел для членов АГП